Календарь дайджеста

Август 2018
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 << <   > >> 
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
             

Новости онкологии

23 июля 2013

Главный онколог РФ: любой рак на начальной стадии поддается лечению

О том, как усовершенствовать онкологическую службу страны, какие факторы чаще всего влияют на развитие опухоли, рассказал главный онколог России Михаил Давыдов.

Директор Российского онкологического научного центра (РОНЦ) имени Блохина, академик РАН и РАМН, профессор Михаил Давыдов
© Фото: предоставлено РОНЦ имени Блохина

По данным Минздрава, порядка 2,8 миллиона россиян живут с диагнозом "рак", и количество заболевших отнюдь не сокращается. Среди причин смертности онкология занимает второе место, уступая лишь сердечно-сосудистым заболеваниям. О том, как усовершенствовать онкологическую службу страны, как добиться прогресса в этой области, какие факторы чаще всего влияют на развитие злокачественной опухоли, в интервью корреспонденту РИА Новости Татьяне Степановой рассказал директор Российского онкологического научного центра (РОНЦ) имени Блохина, главный онколог России, академик РАН и РАМН Михаил Давыдов.

– Михаил Иванович, на оснащение онкологической службы в России было потрачено колоссальное количество бюджетных средств. Но статистика онкологической заболеваемости и смертности у нас по-прежнему весьма высока. Как вы считаете, почему так происходит?

– Закупка оборудования не может повлиять на статистику заболеваемости, но она решает проблему материально-технического обеспечения лечебных учреждений, и в значительной степени эта проблема решена. У нас обновилось радиологическое, диагностическое оборудование для онкологических больных, многие учреждения строят ПЭТ-центры (позитронно-эмиссионная томография – метод лучевой диагностики, основанный на использовании ультракороткоживущих радиоизотопов, позволяет за одно исследование определить характер очага поражения).

Показатели заболеваемости у нас в стране близки к европейским, однако смертность несколько выше в связи со слабой ранней диагностикой и неорганизованностью противораковой службы страны. Многие учреждения работают в самостийном режиме, и региональные особенности таковы, что проконтролировать качество оказания помощи очень сложно. Этим сейчас и предстоит заниматься нам.

Перспективные разработки, которые могут сдвинуть эту ситуацию, есть – и они сосредоточены преимущественно в нашем Центре. Это совершенствование методов клинической и доклинической диагностики, которые позволяют определить чувствительность либо нечувствительность индивидуальной опухоли к конкретному лекарству. Такие методы значительно повышают эффективность лечения, потому что больной не теряет время в начале терапии на эмпирический подбор препаратов. Но этот подход только на этапе разработки и массово пока не применяется.

Конечно, рак – это фатальное заболевание. Но если его вовремя обнаружить и грамотно лечить, то больные живут с этим диагнозом десятки лет.

– Каким учреждениям и каким специалистам можно доверить свое здоровье?

– Уровень учреждений, которые занимаются онкозаболеваниями у нас в стране, весьма и весьма различается в зависимости от многих факторов. Я считаю, что учреждения федерального подчинения должны заниматься наиболее сложными случаями. А рутинные виды лечения должны выполняться на уровне регионов. Но и тут есть проблема, потому что существует огромная нехватка подготовленных кадров.

– Как вы считаете, какие виды лечения должны выполняться только в федеральных онкологических учреждениях?

– Например, трансплантация костного мозга, которая в России не применяется широкомасштабно, особенно от неродственного донора. Она у нас практически не развита.

Кроме того, сложнейшие разделы хирургии, например, трахеи, бронхов, пищевода, операции на желчных путях. Эти высокотехнологические направления и должны брать на себя федеральные учреждения.

– По какому пути должна двигаться наша онкологическая служба?

– Считаю, что онкологические больные должны получать лечение только в специализированных онкологических учреждениях, а не в общих отделениях многопрофильных больниц. Тогда у нас не будет такого числа рецидивов.

Сейчас у нас вышел приказ, согласно которому онкологического пациента могут лечить в многопрофильной больнице, которая имеет лицензию на этот вид помощи.

У нас в России существует система специализированных учреждений в регионах – онкологические диспансеры. Девять федеральных онкологических институтов. Но контроля за качеством этой помощи у нас нет. Только правильная курация федеральными учреждениями региональных диспансеров позволит полностью закрыть вопросы специализированной помощи онкологическим больным. Я надеюсь, что в нашей стране будет создана такая система.

– Не секрет, что в европейских странах и в Америке рак чаще распознается на ранней стадии, поэтому у них эффективнее лечение и ниже показатели смертности. Как нам добиться таких же результатов?

– Сейчас мы много говорим о профилактической медицине. Что такое профилактика в онкологии? Это прежде всего проведение скрининговых программ, то есть обследование населения, которое не жалуется на свое самочувствие и считает себя здоровым. Исследования на рак молочной железы – это одна программа, на рак прямой кишки – вторая, на рак легкого – третья, на рак яичников – четвертая. Сегодня эти программы можно запустить у нас, потому что учреждения оснащены достаточно. Вопрос только в правильной организации и эффективном распределении средств.

В США проводят практически все скрининговые программы. Исследования по раку легкого достоверно показали влияние фактора курения на возникновение рака легкого.

Основываясь на результатах скрининговых программ по раку желудка, врачи рекомендовали соблюдать преимущественно овощную диету, что в 1,5 раза снизило частоту рака желудка. Несбалансированная, жареная, острая еда, наоборот, ведет к раку желудка. Увлечение курением, алкоголем – это те факторы, которые травмируют слизистую желудка и вызывают хронические процессы.
В Японии достигли хороших результатов по диагностике рака желудка. Они недавно делали доклад в нашем центре и показали, что 90% случаев рака желудка выявляют на первой стадии, а у нас в то же время был доклад о том, что в России 90% случаев рака желудка выявляют лишь на третьей стадии.

Доказано также влияние профессии на возникновение рака. Например, сотрудники предприятий, которые работают с анилиновыми красителями, чаще заболевают раком мочевого пузыря.

– То есть вы считаете, что всеобщая диспансеризация не поможет выявить у населения рак на ранней стадии?

– Диспансеризация точно не поможет, у нее другие задачи. Она призвана изучать здоровье населения. Врач общего профиля никогда не найдет рак на начальной стадии, это может сделать только специалист узкого профиля, человек с большим опытом в этой сфере.

– Вы предлагаете внедрить у нас в стране скрининговые программы. Какие из них, на ваш взгляд, наиболее актуальны?

– Скрининг рака легкого надо проводить среди злостных курильщиков, среди рабочих горячих цехов – это в первую очередь. Доказано, что если человек курит более 20 сигарет в день, он рискует заболеть раком легкого в 20 раз чаще, чем некурящий. Рак легкого у нас на первом месте у мужчин, затем идет рак желудка, рак толстой кишки.

– Рак толстой кишки из-за чего возникает?

– Любой рак возникает в результате мутации гена, обычно – на фоне хронических воспалительных процессов. Не исключение и рак толстой кишки. Есть и генетически обусловленные причины, например, семейный полипоз. Поэтому любое хроническое заболевание опасно с точки зрения развития рака. Не случайно львиная доля пациентов – люди пожилого возраста, которые годами накапливают хронические заболевания, и эти обстоятельства создают условия для трансформации пораженного эпителия в раковые клетки.

– Вы сказали, что у нас рак легкого на первом месте по заболеваемости. Можно ли помочь людям с этим видом онкологии?

– Конечно, можно. Есть люди, которых я оперировал 25 лет назад по поводу рака легкого, Эммануил Виторган, например.

А Абдулов сначала полгода лечился лекарственным методом за границей, на фоне этого опухоль только увеличилась. Потом актера привезли к нам на консультацию, он не захотел оперироваться, а вместо этого уехал к шаманам. И мы все знаем, чем все это закончилось.

Надо вовремя проводить диагностику и начинать лечение в специализированном учреждении. На начальной стадии практически все опухоли поддаются терапии, причем в 99% случаев их можно вылечить хирургическим путем.

Хорошо поддаются терапии даже на продвинутой стадии опухоли яичников, молочной железы, мужской половой сферы, опухоли головы и шеи, лимфомы. Плохо поддаются лечению опухоли легкого, желудка, поджелудочной железы. В случае появления отдаленных метастазов прогноз неблагоприятный.

– Как вы относитесь к лечению и омоложению стволовыми клетками? Могут такие эксперименты привести к развитию рака?

– Я вообще негативно отношусь к таким вещам. Научное обоснование применения стволовых клеток существует только в одном разделе – это пересадка гемопоэтических стволовых клеток периферической крови или костного мозга. Все варианты омоложения и лечения – это спекуляция вокруг стволовых клеток.

А вообще, введение пуповинной крови, где много эмбриональных клеток, потенциально может вызвать рак. И я бы предостерег людей от этих экспериментов.

– Как вы считаете, с какого возраста нужно начинать посещать онколога?

– Каждому человеку с 50 лет не реже раза в год надо обследоваться у онколога. Женщина должна посетить гинеколога, проктолога и маммолога.

Мужчина – сделать рентген легких, обследовать желудок, толстую кишку и предстательную железу. Это те мишени, которые наиболее часто поражаются. Это и есть ранний подход к выявлению онкологических заболеваний.

Источник: РИА Новости

Content

Уважаемые коллеги

При обнаружении ошибки просим информировать нас об этом.

Имя

E-mail *

Местонахождение ошибки *

Подробнее: в каком абзаце ошибка, в чем она состоит *

Картинка с кодом

Обновить картинку Прослушать код Введите код: