Журнал
ONCOLOGY.RU

Реконструкция верхних дыхательных путей у онкологических больных

Ребрикова И.В., Решетов И.В., Васильев А.В., Батухтина Е.В., Киселева Е.В.

1) Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена,
2) Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова,
3) Институт повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства,
Москва, Москва

Опубликовано: Журнал «Онкохирургия», 2013, том 5, №1.


Цель работы: на основании описания и анализа основных способов восстановления верхних дыхательных путей определить проблемы реконструкции гортани и трахеи, выделить наиболее перспективное направление.

В литературе описано большое количество способов реконструкции верхних дыхательных путей с использованием оставшихся фрагментов хрящей гортани и трахеи, перемещенных лоскутов шеи и грудной клетки, свободных лоскутов, ауто- и аллогенных хрящей ребра, ушной раковины и перегородки полости носа, имплантов из различных полимерных материалов, капрона, силикона, тефлона, полипропилена, политетрафторэтилена, марлекса, металлов и их сплавов; описаны случаи аллогенной трансплантации трахеи.

Существующие методы имеют ряд недостатков, они недостаточно эффективны, так как не позволяют восстанавливать все составляющие элементы органа, включая эпителиальную выстилку, костно-хрящевой остов, а также функционально достаточный объем и форму органа с использованием однородного (близкого по морфологической, анатомической и функциональной структуре) материала.

Новым перспективным направлением в реконструкции гортани, трахеи является применение метода тканевой инженерии. Проводятся исследования по подбору оптимального скаффолда из природных, синтетических, комбинированных материалов для обеспечения необходимых условий для имплантации клеток, их роста и дифференцировки.

Выводы: на основании анализа литературы сформулированы основные проблемы реконструкции верхних дыхательных путей.

Дальнейшие исследования и разработки в области тканевой инженерии в плане реконструкции всех составляющих элементов органов верхних дыхательных путей по морфо-функциональному принципу с устранением не только физических и механических дефектов, но и биологических (метаболических) функций являются перспективными, актуальными.

Ключевые слова: верхние дыхательные пути, реконструкция, тканевая инженерия.


Злокачественные новообразования верхних дыхательных путей занимают лидирующую позицию в структуре злокачественных новообразований области головы и шеи. Несмотря на современные методы диагностики, до 60-70% пациентов поступают в специализированные лечебные учреждения с местно-распространенным опухолевым процессом (III-IV стадии заболевания), предопределяющим радикальную программу комбинированного воздействия на опухолевый очаг и приводящим к расширению оперативного вмешательства [25]. Учитывая роль гортани и трахеи в жизни человека, при определении оптимальной тактики лечения необходимо учитывать не только выживаемость, но и функциональные результаты [39]. Наиболее сложной в настоящее время остается задача восстановления органа после адекватного удаления злокачественных новообразований с последующей реабилитацией этих пациентов и возвращением их к полноценной жизни и труду [23].

Не менее важной задачей является социальная реабилитация, подразумевающая реинтеграцию больного в общество, рациональное трудоустройство, сокращающее экономические потери [15].

Учитывая анатомо-физиологические особенности и разнородность гистологических структур, сконцентрированных в одной анатомической области (кожа, слизистая оболочка, мышечная ткань, костные и хрящевые структуры, сосудисто-нервные пучки), плохого приживления тканей из-за нарушения трофики в связи с ранее проведенным лучевым лечением и/или химиотерапией, реконструктивная хирургия верхних дыхательных путей развивалась в различных направлениях.

В литературе описаны варианты пластики верхних дыхательных путей с использованием оставшихся после резекционного этапа фрагментов хрящей гортани и трахеи [17, 19, 20, 22, 23, 38, 42,43, 59, 68, 71]. Недостатком этих вариантов является невозможность их применения после удаления опухолей на поздних стадиях заболевания, а также высокий риск развития осложнений при предоперационной или послеоперационной лучевой терапии.

Многие авторы для реконструкции передне-боковых отделов гортани использовали кожные, кожно-мышечные, мышечные лоскуты, сформированные из разных областей шеи [16, 21, 35, 38, 63]. Использование лоскутов шеи часто ограничено в связи с выраженным рубцовым и воспалительным процессами, атрофией подкожно-жировой клетчатки, особенно после перенесенной лучевой терапии, когда мягкие ткани шеи попадают в зону облучения.

С целью решения проблем, связанных с ограничением пластического материала в области шеи, хирурги использовали перемещенные лоскуты с области грудной клетки, а также свободные лоскуты [18, 30, 62]. Аутотрансплантаты состояли из кожно-мышечных, мышечно-костных, кожно-костных фрагментов.

Л.М. Гудовский и соавт. (1999) предложили способ устранения дефекта трахеи и гортани свободным лучевым кожно-костным лоскутом, который вшивали в дефект кожей внутрь с опорой костного фрагмента на передние и боковые стенки дефекта [11].

И.В. Решетов и соавт. (2005) для реконструкции гортани использовали перемещенный кожно-мышечный лоскут из волокон большой грудной мышцы. Внутреннюю выстилку восстанавливали кожной поверхностью лоскута, обращенной в просвет гортани, которую деэпидермизировали, перфорировали и реэпителизировали путем фиксации пластин слизистой оболочки щеки в предварительно образованных лунках. Для восстановления каркаса использовали стент-обтуратор.

С.А. Шинкарев и соавт. (2006) предложили способ пластики гортани после ее резекции с помощью перемещенного мышечно-костного аутотрансплантата, включающего ость лопатки на поперечных сосудах с фрагментом трапециевидной мышцы [9, 27, 28].

Различные виды кожно-мышечной пластики гортани и трахеи характеризуются низкими функциональными результатами, что связано с отсутствием каркасной функции. Использование в качестве каркаса костной порции лоскутов также имеет ряд недостатков, связанных со сложностями моделирования костного фрагмента по полукруглой форме органа, невозможностью замещать дефекты гортани и трахеи более 1/3 от их окружности, травматизацией донорской области.

На протяжении нескольких десятилетий хирурги использовали для восстановления хрящевого скелета гортани и трахеи ауто- и аллогенные хрящи ребра, ушной раковины и перегородки полости носа, которые предварительно имплантировали в мягкие ткани с последующей трансплантацией фрагментов хряща без реваскуляризации в составе перемещенных или свободных лоскутов.

А.В. Быстренин и соавт. для восстановления хрящевого каркаса трахеи в 1998 г. использовали полукольца, формируемые из реберного аутохряща [2]. На первом этапе изготовляли хрящевые полукольца путем резекции хрящей IX, X ребер, которые закрепляли на тефлоновых катушках соответствующего диаметра с последующей имплантацией их подкожно. На втором этапе осуществляли трансплантацию хрящевых полуколец без реваскуляризации в окружающие трахею ткани.

Е.Ю. Шибаев и соавт. (2004) предложили способ пластики шейного отдела трахеи, при котором вначале формировали мышечно-хрящевой лоскут путем предварительной имплантации в большую грудную мышцу хрящевых полосок из реберного хряща. Полученный комбинированный трансплантат перемещали на дефект трахеи.

PR Dalaere и соавт. (2001) имплантировали полоски хрящей ушной раковины на поверхность собственной фасции предплечья на два месяца с последующей микрохирургической аутотрансплантацией комплекса тканей из собственной фасции и хрящей на область дефекта [36].

Н.О. Миланов и соавт. (2005) предложили способ устранения дефектов гортани, трахеи свободным кожно-фасциальным аутотрансплантатом предплечья с одномоментной имплантацией фрагментов хряща в сформированные отдельные каналы на поверхностной фасции лоскута.

Недостатками использования аутохрящей являются высокая вероятность резорбции хрящевого опорного компонента и потеря каркасных свойств трансплантата в отдаленном периоде, что может привести к стенозу трахеи и гортани или пролабированию лоскута в просвет дыхательных путей. При получении аутологичных хрящей реберной дуги, ушной раковины или носовой перегородки возникают анатомо-функциональные и косметические дефекты в донорской зоне, что может вызвать необходимость их пластического восстановления.

Для восстановления опорного каркаса гортани и трахеи Д.Г. Горбан и соавт. (2007) использовали аллогенные хрящи и фасции, обработанные согласно технологии «Аллоплант» (разработка Всероссийского центра глазной и пластической хирургии, Уфа) [8].

При данной реконструкции для закрытия дефектов использовали бесклеточные матрицы, поэтому заживление и регенерация происходили с краев раны за счет миграции эпителиальных клеток и фибробластов в матрицу с последующим замещением ее соединительной тканью, приводя к рубцовому стенозу и лизису конструкции. Сниженная способность ткани к репарации, в т.ч. и со стороны конструкции (отсутствие факторов роста, клеточных элементов, включая малодифференцированные), замедляет приживление графта и процесс эпителизации [4].

Для реконструкции верхних дыхательных путей с целью восстановления хрящевого каркаса многие авторы использовали импланты, изготовленные из различных полимерных материалов: капрона, силикона, тефлона, полипропилена, политетрафторэтилена, марлекса, а также металлов и их сплавов [6, 29, 42].

А.Л. Клочихиным и А.Е. Кашмановым (2005) предложена методика реконструкции просвета гортани при помощи надкостнично-губчатого аутотрансплантатаиз рукоятки и тела грудины на питающих мышечных ножках стернальных порций кивательных мышц в сочетании с серийным полимерным эндопротезом ЭГ-1, 2, 3, 4 ТУ 42-2-467-85 [7].

Для закрытия дефектов гортани и трахеи K. Omori и соавт. [60] использовали коллагеновую губчатую матрицу Marlex, сфабрикованную из искусственного материала (полипропиленовой сетки) и покрытую коллагеновой губкой, содержащей коллаген I и III типа [67].

Yu Peirong и соавт. с 2004 г. по 2008 г. производили микрохирургические реконструкции трахеи, при которых эпителиальную выстилку восстанавливали кожной порцией свободного кожно-фасциального лоскута предплечья, а каркас трахеи – с помощью сосудистого протеза Hemashield 26 мм, 20 мм сосудистого протеза с кольцом из политетрафторэтилена (PTFE) и протеза из пористого полиэтилена высокой плотности (Medpor) [62].

В реконструкции гортани и трахеи многие хирурги широко применяют эндопротезы из пористого никелида титана [5, 10, 12, 26].

В 1999 г. М.Р. Мухамедовым был предложен способ хирургического лечения рака гортани, включающий рассечение щитовидного хряща, удаление опухоли гортани вместе с прилежащим фрагментом щитовидного хряща, отслаивание надхрящницы по периметру дефекта и замещение удаленного фрагмента хряща пластинчатым имплантатом из пористого никелида титана [13, 14].

F Zhao и соавт. (2002) использовали сетку из сплава металла с эффектом памяти, которую на первом этапе имплантировали подкожно на шее. На втором этапе через 3 мес. после удаления трахеи формировали трансплантат, включающий следующие слои: внутренний слой – кожа, средний слой, выполняющий каркасную функцию, – сетка, снаружи – подкожная и кивательная мышцы. Лоскут был свернут в трубку внутрь кожей, и сформированным трансплантатом была восстановлена трахея [52, 74].

С.С. Решульский и соавт. (2010) предложили способ пластики передней стенки трахеи с использованием кожно-фасциальных лоскутов шеи, которые перемещали на область дефекта и сшивали по средней линии, а также пластины из пористого никелида титана, которую укладывали на ушитые лоскуты. Данную конструкцию укрывали медиальными порциями грудино-ключично-сосцевидных мышц.

При всех достоинствах использования полимерных материалов и металлов они не являются близкими по морфологической структуре и биомеханической совместимости хрящу и не способны в полной мере выполнять все его функции. После врастания и созревания соединительной ткани полимерные импланты становятся ригидными, деформируются и сокращаются, что способствует избыточному росту соединительной ткани и может привести к стенозу дыхательных путей. Нарушение микроциркуляции и реологических свойств крови в месте имплантации протезов вследствие предшествующей лучевой терапии создает проблему их питания, что может приводить к отторжению трансплантатов.

В зарубежной литературе описаны наблюдения аллогенной трансплантации трахеи. В 1979 г. KG Rose и соавт. сообщили о первой аллогенной трансплантации трахеи в клинике [65]. Донорская трахея была пересажена гетеротопически в волокна кивательной мышцы реципиента и 3 недели спустя перенесена в ортотопическую позицию. Информация об отдаленных результатах отсутствует.

В 1998 г. кливелендской группой выполнена первая истинная трансплантация гортанно-глоточного комплекса, включающего щитовидную железу, паращитовидные железы и пять колец трахеи с анастомозированием обоих гортанных нервов и одного возвратного гортанного нерва с последующим проведением иммуносупрессивной терапии [33]. У пациента в течение 7 лет отмечали удовлетворительные функции глотания, дыхания и речеобразования.

В 2004 г. W Klepetko и соавт. сообщили о сохранении жизнеспособности гетеротопически реваскуляризованного трансплантата. Он был имплантирован в сальник пациента, которому трансплантировали легкое от того же донора [50]. В конечном счете, трансплантат трахеи не был использован, но его жизнеспособность была зарегистрирована через 60 дней.

P Delaere и соавт. (2010) приводят наблюдение успешной аллотрансплантации трахеи после ее предварительной префабрикации с целью реваскуляризации в гетеротопическое положение на предплечье реципиента с применением иммуносупрессивной терапии [37]. На первом этапе трахею донора имплантировали на предплечье реципиента подкожно на фасцию. Производили поэтапную имплантацию слизистой щеки донора на внутреннюю стенку. Через 4 месяца аллотрансплантат имел полноценную слизистую оболочку, после чего вторым этапом выполнили микрохирургическую реконструкцию трахеи полученным префабрицированным аллотрансплантатом на лучевых артерии и венах. Иммуносупрессивная терапия отменена через 229 дней.

Недостатками метода аллогенной трансплантации являются трудности в получении донорского материала и необходимость иммуносупрессии, что неприменимо у онкологических больных.

В целом, анализ литературы показал, что существует множество направлений в реконструкции гортани и трахеи. Однако перспективы повышения функциональной эффективности реабилитации больных раком гортани и трахеи полностью не исчерпаны, т.к. существующие методы не позволяют восстанавливать все составляющие элементы органа, включая эпителиальную выстилку, костно-хрящевой остов, а также функционально достаточный объем и форму органа с использованием однородного (близкого по морфологической, анатомической и функциональной структуре) материала [1].

Новым перспективным направлением в реконструкции гортани и трахеи является применение метода тканевой инженерии, который продемонстрировал огромный потенциал в отношении восстановления различных тканей и органов в эксперименте и клинике [1, 20, 40, 44 47, 72]. Клеточный материал может быть представлен клетками регенерируемой ткани или стволовыми клетками. Для успешного восстановления верхних дыхательных путей методом тканевой инженерии одним из ключевых факторов является выбор скаффолда как основы для клеточных культур. Проводили множество исследований по подбору оптимального скаффолда для обеспечения необходимых условий для имплантации клеток, их роста и дифференцировки. Были исследованы различные природные материалы: желатин, хитозан, гиалуроновая кислота, альгинат, фибриновый клей и децеллюрированные ткани (тощая кишка, мочевой пузырь, аорта, трахея) [31, 36, 49, 53, 58, 66, 74]. Апробированы синтетические резорбируемые и нерезорбируемые материалы: полиэстера уретан, полипропилен, полиэтиленоксид, полипропиленоксид сополимер, полиэтиленгликоль на основе гидрогеля, полигидроксикислоты, поли-ε-капролактон, полимолочная, гликолевая кислоты, желатиновая губка, альгинат гель и др. [40, 46, 67, 69].

Природные скаффолды удовлетворяют многим необходимым требованиям, однако их применение лимитировано в связи с ограниченным количеством донорского материала, необходимостью сложной и длительной обработки и риском контаминации [34, 61].

Синтетические материалы имеют ряд преимуществ: отсутствие необходимости в донорской ткани; легкая модификация и адаптация; возможность стерилизации. К отрицательным характеристикам можно отнести отсутствие их реваскуляризации при имплантации в ткани, способность к миграции материала, жесткость, отсутствие иммунного ответа «трансплантат против хозяина» [32].

Используются также комбинированные скаффолды с сочетанием природных и синтетических компонентов [32, 51, 56].

Ведутся многочисленные исследования и разработки по созданию хряща, в т.ч. верхних дыхательных путей, методом тканевой инженерии [55 57, 64, 71, 48].

Известен способ восстановления трахеи и бронхов с помощью тканеинженерной конструкции, описанный P. Macchiarini (2008) [54]. В качестве подложки в описанной конструкции использовали кадаверную децеллюлированную трахею, на наружную поверхность которой высевали хондроциты, полученные из мезенхимальных стволовых клеток, а на внутреннюю – респираторный эпителий. Для культивирования конструкцию на несколько дней помещали в специально разработанный биореактор, а затем имплантировали пациенту. Результат достигался за счет стимуляции регенерации собственных тканей уже в организме реципиента.

В последующем P Macchiarini и соавт. подложку из кадаверной трахеи обрабатывали факторами роста и добавляли эритропоэтин. После создания ткане-инженерной конструкции ее имплантировали пациенту, организм которого срабатывал как биореактор.

Широкое использование кадаверных материалов на практике затрудняет их ограниченная доступность и необходимость жесткого контроля биобезопасности для снижения риска заражения такими заболеваниями, как гепатит, СПИД, цитомегаловирус и др. У полученных трансплантатов не было кровоснабжения, что нарушало их трофику и репарацию с последующим формированием стенозов в области трансплантатов.

Проанализировав данные литературы, можно сформулировать ряд проблем, возникающих при реконструкции верхних дыхательных путей:

  • сложность органотипического восстановления верхних дыхательных путей морфо-функциональными тканями;
  • проблема восстановления жесткого остова верхних дыхательных путей;
  • восстановление верхних дыхательных путей после резекции с использованием местных тканей является проблематичным из-за возможности развития осложнений в случае предоперационной или послеоперационной лучевой терапии;
  • при восстановлении эпителиальной выстилки кожной порцией трансплантатов наблюдается рост волос в просвет вновь сформированного органа, деятельность потовых и сальных желез внутренней выстилки, развитие рубцового стеноза в зоне кожно-глоточного анастомоза [1, 3, 21, 24]. Адаптация неоднородных тканей (глотка с кожей) обусловливает высокую частоту несостоятельности швов с образованием вторичных фарингостом и глоточных свищей [19];
  • применяемые для восстановления жесткого остова аутотрансплантаты, полимерные материалы, сплавы металлов не являются однородными, близкими по морфологической структуре материалами, позволяющими максимально приблизиться к нативным тканям, полностью выполнять функции хряща (амортизационную, формоподдерживающую, биомеханическую) и замещать циркулярные дефекты гортани, трахеи;
  • применение свободных лоскутов требует использования микрохирургической техники в условиях специализированных центров при наличии специально обученного персонала;
  • существующие методы реконструкции верхних дыхательных путей не позволяют добиться полного анатомического восстановления органа и его функций;
  • аллотрансплантация требует проведения иммуносупрессии, недопустимой у онкологических пациентов.

Анализируя все вышеперечисленное, одним из наиболее перспективных методов реконструкции верхних дыхательных путей, на наш взгляд, является тканевая биоинженерия. Однако для создания биоинженерных трансплантатов необходимо решить ряд вопросов, связанных с получением и культивированием собственного или донорского материала, получением разрешения этического комитета на использование метода в клинике, разработкой подложек-носителей или скаффолдов для клеточных культур, обладающих всеми необходимыми свойствами для реконструкции трахеи, такими как биологическая совместимость, способность имплантировать клетки, отсутствие иммуногенности, токсичности, канцерогенности, тератогенности, поддержание необходимых тканеспецифических механических свойств, обеспечение адекватной структурной поддержки (боковой и продольной жесткости и гибкости). Для культивирования клеток на подложках-носителях требуется создание необходимых условий и оптимальной окружающей среды либо в биореакторах, либо непосредственно в организме реципиента. При имплантации биоинженерных трансплантатов необходимо решить вопрос их васкуляризации. Немаловажную роль имеет применение факторов роста, способствующих пролиферации и дифференцировке клеток.

Таким образом, следует признать актуальными и перспективными дальнейшие исследования и разработки в области тканевой инженерии, позволяющие обеспечить реконструкцию органов верхних дыхательных путей по морфо-функциональному принципу с устранением не только физических и механических дефектов, но и восстановлением биологических (метаболических) функций гортани и трахеи.


Литература

  1. Батухтина Е.В. Реконструкция верхних дыхательных путей с использованием тканевого эквивалента у онкологических больных: Дис. канд. мед. наук. М.: 2006.
  2. Быстренин А.В. Опыт восстановления каркаса шейного отдела трахеи с использованием полуколец из реберного аутохряща. Вестник оториноларингологии. 2005; 1: 41-43.
  3. Быстренин А.В. К оценке результатов хронического лечения по восстановлению просвета гортани и трахеи при их хронических стенозах. Вестник оториноларингологии. 2000; 6: 27-28.
  4. Волков А.В. Тканевая инженерия трахеи – анализ первого клинического наблюдения. Клеточная трансплантология и тканевая инженерия. 2005; 2: 24-25.
  5. Гюнтер В.Э., Дамбаев Г.Ц., Сысолятин П.Г. Медицинские материалы и имплантаты с памятью формы. Томск. 1998; 487.
  6. Дармаков В.В., Трофимов Е.И., Бойкова Н.Э., Фуки Е.М. Импланты с памятью формы в реконструктивной хирургии гортани и трахеи. Сибирский онкологический журнал. 2006: S1: 40.
  7. Кашманов А.Е. Онкологические результаты и состояние дыхательной функции больных после расширенных и комбинированных резекций гортани с эндопротезированием по поводу рака III-IV стадии: Автореф. дис. канд. мед. наук. М.: 2005.
  8. Кирасирова Е.А., Каримова Ф.С. Использование биоматериала Аллоплант и гемостатического материала Сержисел в реконструктивной хирургии гортани и трахеи. Вестник оториноларингологии. 2007; 5: 33-34.
  9. Козловская Е.В., Шинкарев С.А., Подольский В.Н. Нижний трапециевидный лоскут: варианты формирования, возможности использования: Материалы XXI межрегион. науч.-практ. конф. «Состояние здоровья населения Центрального федерального округа. Актуальные проблемы онкологии». Липецк. 2008; 96-101.
  10. Кульбакин Д.Е., Мухамедов М.Р., Гюнтер В.Э. Метод комбинированной реконструкции гортани после обширных резекций у онкологических больных: Материалы IX конгресса молодых ученых и специалистов «Науки о человеке». Томск: СибГМУ. 2010; 113.
  11. Миланов Н.О., Гудовский Л.М., Паршин В.Д., Трофимов Е.И. Хирургическая аутопластика обширных дефектов трахеи. Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. 1998; 2: 9-17.
  12. Мухамедов М.Р., Чойнзонов Е.Л., Демочко В.Б., Кульбакин Д.Е. Органосохраняющее хирургическое лечение рака гортани (по материалам отделения опухолей головы и шеи НИИ онкологии СО РАМН за 1998-2008 гг.). Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина. 2009; 20(2) (прил.1): 81-82.
  13. Мухамедов М.Р. Разработка, клиническая апробация органо- и функционально-сохраняющих технологий хирургического лечения с применением имплантатов изникелида титана и реабилитации больных местно-распространенным раком гортани: Автореф. дис. д-ра мед. наук. Томск. 2005.
  14. Мухамедов М.Р., Кицманюк З.Д., Чойнозов Е.Л., Гюнтер В.Э. Новые технологии на основе биоадаптированных материалов из никелида титана в комбинированном лечении рака гортани. Бюлл. СО РАМН. 2003; 2: 87-92.
  15. Мухамедов М.Р., Балацкая Л.Н., Чойнзонов Е.Л., Гюнтер В.Э., Черемисина О.В. Комплексная реабилитация больных местно-распространенным раком гортани на этапах комбинированного лечения. Сибирский онкологический журнал. 2006; 4: 20.
  16. Неробеев А.И. Пластическое закрытие обширных дефектов глотки и шейной части пищевода кожно-жировыми и кожно-мышечными лоскутами с осевым кровоснабжением. Вестник оториноларингологии. 1982; 3: 47-51.
  17. Ольшанский В.О., Трофимов Е.И. Функционально-сохранные операции при раке гортаноглотки: Методические рекомендации. М.: МНИОИ. 1997.
  18. Паршин В.Д., Порханов В.А. Хирургия трахеи с атласом оперативной хирургии. М.: Альди-принт. 2010; 248-261.
  19. Решетов И.В. Реконструктивная и пластическая хирургия опухолей головы и шеи. Практическая онкология. 2003; 4(1): 9-14.
  20. Решетов И.В., Чиссов В.И., Васильев А.В., Батухтина Е.В., Роговая О.С. Перспективы многокомпонентной биоинженерной реконструкции верхних дыхательных путей у онкологических больных. Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. 2006; 4: 133.
  21. Решетов И.В., Кравцов С.А. Пластическая реконструкция глотки и шейного отдела пищевода: Литературный обзор. Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. 1999; 3-4: 114-127.
  22. Трофимов Е.И., Дармаков В.В., Бойкова Н.Э. Комбинированная горизонтальная резекция гортани при лечении больных первичным раком гортаноглотки. Российская оториноларингология. 2004; 2: 134-136.
  23. Тышко Ф.А. Хирургическое лечение больных с посттравматическими стенозами гортани и трахеи: Автореф. дис. д-ра мед. наук. Киев. 1981.
  24. Чиж Г.И. Рак гортани. Избранные вопросы органосохранного лечения: Монография. Ростов-на-Дону: Ростиздат. 2004; 110.
  25. Чиссов В.И., Cтаринский В.В., Петрова Г.В. Злокачественные новообразования в России. М., 2012.
  26. Чойнзонов Е.Л., Мухамедов М.Р., Балацкая Л.Н. Рак гортани. Современные аспекты лечения и реабилитации. Томск: Изд-во НТЛ, 2006; 280.
  27. Шинкарев С.А., Козловская Е.В., Подольский В.Н. Новые возможности использования трапециевидного кожно-мышечного лоскута в онкологии. Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН. 2008; 1(3): 80-86.
  28. Шинкарев С.А., Припачкина А.П., Подольский В.Н., Козловская Е.В., Харин Д.В., Пикалов О.А., Коренев А.А. Роль трапециевидного кожно-мышечного лоскута в пластике при операциях по поводу опухолей головы и шеи: Материалы XIX межрегион. науч.-практ. конф. «Актуальные вопросы модернизации регионального здравоохранения». Липецк. 2006; 195-197.
  29. Ягудин Р.К., Ягудин К.Ф. Аллопластика ларинготрахеостомы полипропиленовой сеткой Эсфил. Вестник оториноларингологии. 2007; 1: 32-36.
  30. Al-KhudariS, Sharma S, Young W, Stapp R, Ghanem TA. Osteocutaneous radial forearm reconstruction of large partial cricotracheal defects. Head Neck. 2012; Sep 18. doi: 10.1002/hed.23088.
  31. Badylak SF, Freytes DO, Gilbert TW. Extracellular matrix as a biological scaffold material: Structure and function. Acta Biomater. 2009; 5: 1-13.
  32. Baiguera S, Macchiarini P Trachea. In: Regenerative Medicine – From Protocol to Patient. Steinhof G., ed. Springer. 2011; 691-711.
  33. Birchall MA, Lorenzb RR, Berkec GS, Gendend EM, Haugheye BH, Siemionowf M. Laryngeal transplantation in 2005: A review. Am J Transplant. 2006; 6: 20-26.
  34. Crapo PM, Gilbert TW, Badylak SF. An overview of tissue and whole organ decellularization processes. Biomaterials. 2011; 32: 3233-3243.
  35. Charlothe J. Head and neck cancer in 1994: A change in the standard of care. Nat Cancer Just. 1999; 86(4): 250-252.
  36. Dalaere PR, Hermans R, Hardillio J, Van Den Hof B. Prefabrication of composit tissue for improvedtracheal reconstraction. Ann Otol Rhinol Laryngol. 2001; 110: 849-860.
  37. Delaere P, Vranckx J, Verleden G, De Leyn P, Van Raemdonck D. Leuven Tracheal Transplant Group. Tracheal allotransplantation after withdrawal of immunosuppressive therapy. N Engl J Med. 2010; 362: 138-145.
  38. Delaere Р. Laryngotracheal reconstruction. Springer. 2004.
  39. PfiserDG, Laurie SA, Weinstein GS, et al. Практические рекомендации ASCO: органосохраняющий подход к лечению рака гортани. J Clin Oncol. 2006; 24(22): 77-85.
  40. Fishman JM, De Coppi P, Elliott MJ, Atala A, Birchall MA, Macchiarini P. Airway tissue engineering. Expert Opin Biol Ther. 2011; 11(12): 1623-1635.
  41. Fountain H. Synthetic windpipe is used to replace cancerous one. New York Times, January. 12, 2012.
  42. Gallagher TQ, Hartnick CJ. Cricotracheal resection and thyreotracheal anastomosis. Adv Otorhinolaryngol. 2012; 73: 42-49.
  43. Gallagher TQ, Hartnick CJ. Laryngotracheal reconstruction. Adv Otorhinolaryngol. 2012; 73: 31-38.
  44. Jallali N, James S, Elmiyeh B, Searle A, Ghattaura A, Dwivedi RC, Kazi R, Harris P. The current role of tissue engineering in head and neck reconstruction. Indian J Cancer. 2010; 47(3): 274-279.
  45. Janssen LM, et al. Tracheal reconstruction. Mucosal survival on porous titanium. Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 2009; 135 (5): 472-475.
  46. Jungebluth P, et al. Tracheobronchial transplantation with a stem-cell-seeded bioartificial nanocomposite: A proof-of-concept study. Lancet. 2011; 378: 1997-2004.
  47. Jungebluth P, Moll G, Baiguera S, Macchiarini P. Tissue-engineered airway: A regenerative solution. Rev Clin PharmacolTherap. 2012; 91: 81-93.
  48. Kim J, Suh SW, Shin JY, Kim JH, Choi YS, Kim H. Replacement of a tracheal defect with a tissue-engineered prosthesis: early results from animal experiments. J Thorac Cardiovasc Surg. 2004; 128: 124-129.
  49. Kim DY, et al. Tissue-engineered allograft tracheal cartilage using fbrin/hyaluronan composite gel and its in vivo implantation. Laryngoscope. 2010; 120: 30-38.
  50. Klepetko W, Marta GM, Wisser W, et al. Нeterotopic tracheal transplantation with omentum wrapping in the abdominal position preserves functional and structural integrity of a human tracheal allograft. J Thorac Cardiovasc Surg. 2004; 127: 862-867.
  51. Kobayashi K, Suzuki T, Nomoto Y, Tada Y, Miyake M, Hazama A, Wada I, Nakamura T, Omori K. A tissue-engineeredtracheaderived from a framed collagen scaffold, gingival fibroblasts and adipose-derived stem cells. Biomaterials. 2010; 31(18): 4855-4863.
  52. Luo JS, Cui PC, Gao PF, Nan H, Liu Z, Sun YZ. Reconstruction of tracheal wall defect with a mesh patch of nickel-titanium shape-memory alloy. Ann Otol Rhinol Laryngol. 2011; 120(3): 198-203.
  53. Macchiarini P, Walles T, Biancosino C, Mertsching H. First human transplantation of a bioengineered airway tissue. J Thorac Cardiovasc Surg. 2004; 128: 638-641.
  54. Macchiarini Р, Philipp J, Tetsuhiko G, et al. Clinical transplantation of a tissue-engineered airway. Lancet. 2008; 372: 2023-2030.
  55. Nakamura T, Teramachi M, Sekine T, et al. Artificial trachea and long term follow-up in carinal reconstruction in dogs. Int J Artif Organs. 2000; 23: 718-724.
  56. Nomoto Y, Okano W, Imaizumi M, Tani A, Nomoto M, Omori K. Bioengineered prosthesis with allogenic heterotopic fibroblasts for cricoid regeneration. Laryngoscope. 2012; 122(4): 805-809.
  57. He X, Lu H, Kawazoe N, Tateishi T, Chen G. A novel cylinder-type poly(L-lactic acid)-collagen hybrid sponge for cartilage tissue engineering. Tissue Eng Part C Methods. 2010; 16(3): 329-338.
  58. Hoshiba T, Lu H, Kawazoe N, Chen G. Decellularized matrices for tissue engineering. Expert Opin Biol Ther. 2010; 10: 1717-1728.
  59. Omori K, Nakamura T, Kanemaru S, Asato R, Yamashita M, Tanaka S, Magrufov A, Ito J, Shimizu Y. Regenerative medicine of the trachea: the first human case. Ann Otol Rhinol Laryngol. 2005; 114: 429-433.
  60. Omori K, et al. Clinical application of in situ tissue engineering using a scaffolding technique for reconstruction of the larynx and trachea. Ann Otol Rhinol Laryngol. 2008; 117: 673-678.
  61. Partington L, Mordan NJ, Mason C, Knowles JC, Kim HW, Lowdell MW, Birchall MA, Wall I. Biochemical changes caused by decellularization may compromise mechanical integrity of tracheal scaffolds. Acta Biomater. 2012; 8: 1742-7061.
  62. Peirong Yu, Clayman G, Walsh G. Long-term outcomes of microsurgical reconstruction for large tracheal defects. Cancer. 2011; 7: 802-808.
  63. Randestad A, Lindholm CE, Fabian P. Dimensions of the cricoid cartilage and the trachea. Laryngoscope. 2000; 110: 1957-1961.
  64. Randolph MA, Anseth K, Yaremchuk MJ. Tissue engineering of cartilage. Clin Plast Surg. 2003; 30: 519-537.
  65. Rose KG, Sesterhenn K, Wustrow F. Tracheal allotransplantation in man. Lancet. 1979; 1: 433.
  66. Rosso F, Giordano А, Barbarisi M, Barbarisi А. From cell-ECM interactions to tissue engineering. J Cell Physiol. 2004, 199: 174-180.
  67. Strome M, Stein J, Esclamado R. Laryngeal transplantation and 40-month follow-up. N Engl J Med. 2001; 344: 1676-1679.
  68. Urken M. Advances in head and neck reconstruction. Laryngoscope. 2003; 113; 1473-1476.
  69. Vrana NE, Dupret-Bories A, Bach Ch, Chaubaroux Ch, Co-raux Ch, et al. Modification of macroporous titanium tracheal implants with biodegradable structures: tracking in vivo integration for determination of optimal in situ epithelialization conditions. Biotech Bioeng. 2012; 9999: 1-13.
  70. Walles T, Giere B, Hofmann M, Schanz J, Hofmann F, Mertsching H, Macchiarini P. Experimental generation of a tissue-engineered functional and vascularized trachea. J Thorac Cardiovasc Surg. 2004; 128: 900-906.
  71. Walles T, Giere B, Macchiarini P, Mertsching H. Expansion of chondrocytes in a three-dimensional matrix for tracheal tissue engineering. Ann Thorac Surg. 2004; 78: 444-448.
  72. Weidenbecher M, Tucker HM, Awadallah A, Dennis JE. Fabrication of a neotrachea using engineered cartilage. Laryngoscope. 2008; 118: 593-598.
  73. Wurtz A, Porte H, Conti M, Dusson C, Desbordes J, Copin M-Ch, Marquette Ch-H. Surgical technique and results of tracheal and carinal replacement with aortic allografts for salivary gland-type carcinoma. J Thorac Cardiovasc Surg. 2010; 140: 387-393.
  74. Zhao F, Zhang Y, Liu S, Yu J. Artificial trachea reconstruction with two-stage approach using memory-alloy mesh. Chin Med. J. 2003; 116(12): 1949-1951.

Согласен Данный веб-сайт содержит информацию для специалистов в области медицины. В соответствии с действующим законодательством доступ к такой информации может быть предоставлен только медицинским и фармацевтическим работникам. Нажимая «Согласен», вы подтверждаете, что являетесь медицинским или фармацевтическим работником и берете на себя ответственность за последствия, вызванные возможным нарушением указанного ограничения. Информация на данном сайте не должна использоваться пациентами для самостоятельной диагностики и лечения и не может быть заменой очной консультации врача.

Сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies, а также с обработкой ваших персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.