Журнал
ONCOLOGY.RU

Контроль хирургических краев резекции при органосохраняющем лечении рака молочной железы

Семиглазов В.Ф.1, Семиглазов В.В.2, Николаев К.С.1, Комяхов А.В.2, Брянцева Ж.В.3

1 НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава Россиии,
2 Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова МЗ РФ
3 Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова Санкт-Петербург, Россия


В настоящее время продолжаются споры по поводу определения «оптимального» хирургического края при органосохраняющем лечении (ОСЛ) рака молочной железы. Исторически основа данного спора берет начало от оригинальных испытаний, подтверждающих безопасность ОСЛ, и множества противоречивых ретроспективных исследований, пытавшихся за последние 20 лет определить связь между шириной хирургического края и отдаленными результатами.

Важно понимать, что оценка хирургического края является неточной, и современные лабораторные подходы к оценке краев резекции представляют собой только выборочную оценку краев. Имеющиеся в настоящее время данные свидетельствуют о том, что определение хирургического края при ОСЛ должно быть сделано с учетом биологических особенностей рака молочной железы, взаимосвязи биологии опухоли, адъювантной терапии и отдаленных результатов.

Достижение консенсуса по вопросам оценки хирургического края при ОСЛ должно быть клинически приоритетным, т.к. дает возможность снизить объем оперативного вмешательства на молочной железе без риска ухудшения отдаленных результатов лечения.

Ключевые слова: органосохраняющее лечение, рак молочной железы, резекция, хирургический край.


Введение

Органосохраняющее лечение (ОСЛ), включающее выполнение секторальной или сегментарной резекции с аксиллярной диссекцией или биопсией сторожевых лимфатических узлов, проведением последующей адъювантной лучевой терапии на молочную железу и системной терапии, стало распространенным подходом к лечению ранних стадий рака молочной железы [1, 2]. Многочисленные исследования показали очень высокую частоту развития местного рецидива (около 20% в течение 5 лет) рака молочной железы у пациентов, у которых не были достигнуты микроскопически чистые («негативные») края резекции при выполнении секторальной резекции, даже при проведении адъювантной лучевой терапии [3].

Полное хирургическое удаление рака молочной железы с достижением микроскопически чистых краев резекции является важным компонентом органосохраняющего лечения [3]. Продолжаются споры о значимости достижения «широких» микроскопических краев у пациентов, подвергавшихся ОСЛ, с целью улучшения отдаленных результатов и сокращения частоты рецидивов [4].

Некоторые хирурги стремятся достичь более широких хирургических краев с целью гарантированного удаления остаточной опухоли и улучшения результатов лечения [5]. Однако целью органосохраняющего лечения является сохранение объема и формы молочной железы и по возможности минимизация объема удаленной ткани вокруг опухоли, которая связана с минимальным риском рецидива [3].

«Оптимальный» хирургический край для удаления опухоли определяют как минимальную ширину нормальной ткани вокруг опухолевого узла, ассоциирующуюся с низкой частотой рецидивов и высокими показателями выживаемости при условии проведения современной адъювантной терапии. Исходя из этого определения, удаление объема ткани больше оптимального не улучшает результаты лечения и может ухудшить косметические результаты, повысить частоту повторных иссечений, затрат, вызвать беспокойство пациентов и отсрочку в адъювантной терапии [6].

Расстояние от края опухоли до хирургического края резекции («ширина края») во время резекции стало часто обсуждаемым метрическим параметром при лечении рака молочной железы. Тем не менее, нет единого мнения о том, как оптимально использовать этот параметр с целью оптимизации дальнейшего хирургического лечения [7]. Существует необходимость в разработке руководящих принципов в определении оптимального хирургического края при органосохраняющем лечении рака молочной железы.

Определение оптимального хирургического края имеет важное значение для минимизации избыточного лечения без негативного влияния на показатели выживаемости больных с ранними стадиями рака молочной железы. На сегодняшний день нет проспективных рандомизированных исследований, непосредственно касающихся влияния измеренной ширины краев резекции на результаты при органосохраняющем лечении по поводу инвазивного рака молочной железы или протокового рака in situ (DCIS).

В работе Gromyer и соавт. (2013) были рассмотрены фактические данные взаимосвязи между статусом краев резекции и результатами органосохраняющего лечения. Эти данные следует рассматривать с особой осторожностью, учитывая ограниченность существующих подходов к оценке краев резекции, наличие других клинических и биологических факторов, которые оказывают влияние на клинические исходы, а также факторов, связанных с остаточной опухолью после ее удаления.

Таблица 1. Рандомизированные исследования, сравнивающие отдаленные результаты
мастэктомии и секторальной резекции с последующей лучевой терапией.

Исследование Требование к краям резекции
при лампэктомии
Период наблюдения
(годы)
Общие различия в показателях выживаемости
Jacoson, 1995 [33] Объем удаленной опухоли 10 NS
Arriogada, 1996 [34] Ширина краев резекции 2 см 14 NS
Fisher, 2002 [2] Гистологически негативные края резекции 20 NS
Van Dongen, 2000 [35] Объем удаленной опухоли * 13 NS
Veronesi, 2002 [36] Ширина крае в резекции 2–3 см, кожа, фасция 20 NS
Сокращения: NS – недостоверно, * – В целом, повторное иссечение применялось только в случае микроскопически определяемой (т.е. пальпируемой) опухоли.

Инвазивный рак молочной железы

В таблице 1 приведены критерии хирургического края резекции, используемые исследователями в крупных рандомизированных испытаниях, которые стали основой современных принципов органосохраняющего лечения. Эти исследования значительно варьируют в определении минимальных критериев хирургического края резекции. Все исследования, проведенные в 1970-х и 1980-х годах, требовали по крайней мере полное удаление опухоли во время выполнения секторальной резекции. Они показали, что пациенты, перенесшие ОСЛ, имеют сопоставимые показатели общей выживаемости по сравнению с пациентами, подвергшимся мастэктомии.

Только в исследовании NSAP-06 [2] регистрировали ширину края резекции в операционных препаратах после секторальной резекции, но наличие только негативных краев резекции было достаточным критерием включения в исследование. Анализ результатов этих исследований показал, что различия в хирургических краях и, в частности, ширина хирургического края не являются факторами, определяющими выживаемость больных, перенесших ОСЛ по поводу инвазивного рака молочной железы.

После публикации проспективных исследований было проведено много ретроспективных исследований, изучавших понятие «близкий» край резекции и влияние эффекта «близких» краев резекции на отдаленные результаты [8]. В этих работах понятие «близкого» края различалось и определялось в каждом отдельном испытании (например, <1 мм или <2 мм). В некоторых исследованиях было показано, что при «близких» краях резекции частота рецидива схожа с теми больными, у которых отмечались «позитивные» края резекции [9].

Другие исследователи получили промежуточные результаты при близких краях резекции по сравнению с «позитивными» и «негативными». В ряде работ было показано, что «близкие» края по сравнению с широкими чистыми краями не оказывают никакого влияния на показатели безрецидивной выживаемости. Эта неопределенность побудила многих хирургов выполнять повторные резекции при «близких» краях в целях снижения угрозы местного рецидива (или улучшения показателей безрецидивной выживаемости). Указанные диапазоны местных рецидивов в течение 5 лет при чистых краях, близких краях и позитивных краях составили 2–3%, 2–8% и 10–25% соответственно [8].

Недавно сообщено о результатах мета-анализа 21 исследования по изучению взаимосвязи между статусом краев резекции и исходами для пациентов, подвергшихся органосохраняющему лечению по поводу инвазивного рака молочной железы [10]. Авторы показали, что несмотря на то, что увеличение ширины края резекции имеет слабую корреляцию с риском местного рецидива, эффект смягчается, когда вносятся коррективы при проведении адъювантной гормональной и лучевой терапии. Авторы приходят к выводу, что выбор широких краев резекции по сравнению с более узкими для достижения чистых краев резекции вряд ли имеет дополнительное преимущество при долгосрочном местном контроле после органосохраняющего лечения [10].

Дуктальная карцинома in situ

В двух крупных рандомизированных исследованиях у больных, получавших лучевую терапию после выполнения секторальной резекции по поводу DCIS (NSAP 17 и NSAP 24), края резекции были определены как патологически позитивные или негативные (т. е. опухоль не окрашивалась чернилами) [11]. В этих испытаниях была продемонстрирована низкая частота локальных рецидивов среди больных, получивших лучевую терапию, а самая низкая частота рецидивов была отмечена у пациентов с негативными краями резекции. В другом большом рандомизированном исследовании по лучевой терапии после выполнения секторальной резекции по поводу DCIS (EORTC 10853) позитивные хирургические края резекции были определены как расстояние от опухоли до края резекции, равное 1 мм или менее [12]. В данном исследовании при многовариантом анализе негативный статус краев резекции и проведение лучевой терапии были связаны со снижением риска местных рецидивов. У пациентов с позитивными краями резекции 10-летняя частота местных рецидивов достигала 39% без лучевой терапии и 24%, если она проводилась.

В исследовании Rudloff и соавт. (2010) сообщалось о ретроспективной группе из 294 пациентов, подвергшихся секторальной резекции по поводу DCIS с последующей лучевой терапией или без нее при среднем 11-летнем периоде наблюдения [13]. В этой группе был показан более высокий риск рецидива у пациентов с узкими (<1 мм) краями резекции. Десятилетняя частота местных рецидивов у пациентов, не получавших лучевую терапию, равнялась 42, 27 и 21% при ширине краев резекции менее 1 мм, от 1 до 9 мм и 10 мм или более соответственно. Было также продемонстрировано снижение частоты местных рецидивов у всех пациентов, получавших адъювантную лучевую терапию.

В мета-анализе данных на 4660 пациентов, получивших органосохраняющее лечение по поводу DCIS (секторальная резекция и адъювантная лучевая терапия), была продемонстрирована значительно более высокая частота рецидивов у пациентов с позитивными краями резекции, чем у пациентов с близкими или негативными краями резекции (р<0,01) [14]. Кроме того, при рассмотрении конкретных пороговых значений краев резекции при DCIS авторы установили пороговое значение, равное 2 мм. При размерах краев резекции более 2 мм отмечена незначительная дополнительная выгода в снижении частоты местных рецидивов.

Различия в определении «оптимальных» краев резекции и частоты повторных резекций при органосохраняющем лечении

В течение многих лет определение оптимального края резекции при ОСЛ является областью споров и дискуссий среди специалистов по лечению рака молочной железы [4, 8]. На сегодняшний день не существует единого консенсуса в определении оптимальных краев резекции. Имеются различные точки зрения среди радиологов и хирургов-онкологов, а также данных, приводимых врачами Северной Америки и Европы. В работе А. Taghian с соавт. (2005) сообщалось о результатах исследования, в котором были изучены подходы к хирургическим краям резекции при органосохраняющем лечении среди 1137 радиологов [5]. У респондентов были отмечены существенные различия в определении понятий «негативный» и «близкий» край резекции. Также отмечены значительные различия в ответах среди врачей Северной Америки и Европы. Более 50% респондентов считают «негативным» краем резекции при органосохраняющем лечении расстояние более 1 мм от окрашенных чернилами краев операционного материала. Были отмечены также различия в отношении рекомендаций для повторного иссечения краев резекции.

В нескольких исследованиях отмечались существенные различия между хирургами-онкологами в отношении их рекомендаций для повторного иссечения краев резекции как составной части органосохраняющего лечения. lair и соавт. (2009) проанализировали результаты исследования с участием 351 хирургов-онкологов в отношении минимально допустимой ширины краев резекции [15]. Авторы обнаружили существенные различия в рекомендациях относительно допустимой ширины хирургических краев как для инвазивного рака, так и для протокового рака in situ (DCIS). 65% хирургов считают приемлемой шириной краев резекции расстояние 2 мм или более, хотя 35% рассматривали приемлемой ширину края менее 2 мм. Аналогично, в исследовании Azu с соавт. (2010) обнаружены значительные различия в рекомендациях относительно безопасного края резекции. Более того, узкоспециализированные хирурги-онкологи рекомендовали менее широкие допустимые хирургические края [16]. Таким образом, в данных исследованиях были предложены значительные изменения в существующей практике для контроля хирургических краев при органосохраняющем лечении как инвазивного рака, так и DCIS молочной железы.

Несколько последних исследований показали существенные различия в частоте повторных резекций после секторальной резекции по поводу рака молочной железы в разных больницах и регионах. В исследовании McCahill с соавт. (2012) сообщалось о 2286 пациентах, подвергшихся секторальной резекции, 23% из которых потребовалось дополнительное оперативное вмешательство (повторная резекция) [7]. В этом исследовании различие в частоте повторных резекций было отмечено у пациентов с негативными патоморфологическими краями резекции. Оно составило от 1,7 до 20,9%. Хотя 47,9% пациентов с чистыми краями, но с шириной края резекции менее 1 мм подверглись повторному иссечению, только 20,2% пациентам с шириной краев резекции от 1,0 до 1,9 мм было выполнено повторное иссечение краев. Аналогично, в исследовании R. Jeevan с соавт. (2012) сообщалось о существенных различиях в частоте повторных резекций после секторальной резекции по поводу рака молочной железы среди специалистов Англии [17].

Микроскопическая остаточная опухоль в молочной железе после органосохраняющих операций

В классических исследованиях Rosen с соавт. (1975) выполняли моделированные секторальные резекции на удаленных операционных препаратах от пациентов, которым была выполнена мастэктомия по поводу предполагаемого монофокального рака молочной железы [18]. В результате исследования у значительного числа пациентов была обнаружена остаточная карцинома (in situ и инвазивная) в других квадрантах молочной железы. Вероятность обнаружения остаточной опухоли в других квадрантах молочной железы повышалась с увеличением размера первичной опухоли. У больных с опухолями менее 2 см остаточная опухоль в других квадрантах отмечалась в 26%, тогда как у пациентов с размером первичной опухоли более 2 см остаточную опухоль в других квадрантах наблюдали в 38%.

В нескольких недавно выполненных исследованиях были проанализированы предикторы остаточной опухоли, которые могут быть полезны в клинической практике в отношении повторных резекций. Молодой возраст, экстенсивный внутрипротоковый компонент (EIC) и трижды негативный фенотип (ER-, PR-, HER2-) были связаны с повышенным риском наличия остаточной опухоли после секторальной резекции при инвазивном раке молочной железы [19]. Другие исследования показали, что такие факторы, как размер опухоли, высокая степень гистологической злокачественности и степень вовлечения в опухолевый процесс краев резекции повышали риск выявления остаточной опухоли во время повторных резекций [20]. Факторами, повышающими вероятность выявления остаточной опухоли после секторальной резекции при DCIS, являлись наличие комедонекроза, мультифокальность, ширина края резекции и размер первичной опухоли [21].

Ограничения патоморфологической оценки краев резекции

Существуют практические ограничения патоморфологической оценки краев резекции, которые должны быть оценены при обсуждении «оптимального» хирургического края после секторальной резекции и при принятии тех или иных клинических решений. В настоящее время нет стандартизированного подхода к патоморфологической оценке хирургических краев резекции [22]. Важно понимать, что все технические методы оценки основаны на выборочном исследовании краев резекции [6], а патологи, как правило, не подвергают микроскопическому исследованию препараты ткани из всех краев резекции [22]. Обработка препаратов ткани, их исследование и техника оценки краев также влияет на результаты исследования [23]. Таким образом, соблюдение строгих клинических алгоритмов, основанных исключительно на измерении ширины краев резекции, не кажется клинически оправданным. Также представляется важным разработка единого стандарта патоморфологической обработки препаратов операционного материала и его анализа, что в конечном итоге приведет к более четкому определению взаимосвязи между краями резекции и отдаленными результатами.

Роль адъювантной терапии в снижении риска местных рецидивов после органосохраняющих операций

В нескольких сообщениях было показано снижение частоты местных рецидивов после органосохраняющего лечения в течение продолжительного времени, что, вероятно, связано с достижениями адъювантной терапии рака молочной железы [24]. Caioglu (2005) продемонстрировал снижение частоты местных рецидивов на протяжении длительного времени, что было связано как с высокой частотой негативных краев резекции, так и с применением адъювантной гормоно- и химиотерапии (р=0.001) [24]. В «старых» исследованиях была также показана связь между адъювантной гормонотерапией, химиотерапией и снижением частоты местных рецидивов у пациентов, перенесших органосохраняющее лечение [25, 26]. Среди пациентов с HER2-позитивными опухолями адъювантное применение трастузумаба в комбинации с химиотерапией было связано со снижением частоты местно-регионарных рецидивов [27].

Дополнительное облучение ложа опухоли (oost) также играет определенную роль в оптимизации локального контроля после органосохраняющего лечения. В исследовании EORTC 22881-10882 [28] было продемонстрировано снижение частоты местных рецидивов у пациентов, которые получили дополнительное облучение ложа опухоли после адъювантной лучевой терапии всей молочной железы (6,2%) по сравнению с больными, получившими только облучение всей молочной железы (10,2%).

Влияние биологических особенностей опухоли на частоту местных рецидивов

Хотя наличие опухоли в окрашенных краях резекции явно связано с высокой частотой местных рецидивов, как индивидуальные характеристики пациента, так и биологические особенности опухоли также связаны с повышением частоты местных рецидивов у пациентов, подвергавшихся органосохраняющему лечению. Индивидуальные характеристики пациента лежат в основе биологии опухоли, и степень их влияния на отдаленные результаты не уменьшается благодаря широким хирургическим краям резекции [4].

Молодой возраст пациента, экстенсивный внутрипротоковый компонент (EIC), базальный фенотип, HER2-позитивные опухоли, опухоли высокой степени гистологической злокачественности и лимфоваскулярная инвазия связаны с более высоким риском рецидива у пациентов, перенесших органосохраняющее лечение [29]. В недавних исследованиях были выявлены профили генной экспрессии, которые связаны с повышенным риском местно-регионарного рецидива рака молочной железы у пациентов, перенесших органосохраняющее лечение по поводу эстроген-рецептор-положительного инвазивного рака молочной железы [30]. Биологические характеристики, такие как степень гистологической злокачественности опухоли, размер и наличие комедонекроза являются важными при прогнозировании рецидивов у больных дуктальной карциномой in situ (DCIS) [31].

Последние достижения в области геномного секвенирования опухолей молочной железы у человека позволили выделить четыре биологические подтипа рака молочной железы, вызванных различными генетическими и эпигенетическими нарушениями [32]. Эти исследования демонстрируют возможность влияния на приемлемые критерии хирургических краев для каждого из этих подтипов.

Следовательно, и другие признаки (помимо измерения хирургических краев резекции) являются важными факторами риска рецидива, свидетельствуя о необходимости учета биологии опухоли и выбора адекватного системного лечения в оптимизации ОСЛ рака молочной железы.

Выводы

  • Отмечаются значительные разногласия в клинической практике относительно контроля хирургических краев и частоты повторных иссечений после органосохраняющей операции по поводу рака молочной железы.
  • Достижение патоморфологически негативных краев резекции должно быть основной целью органосохраняющей операции при инвазивном раке молочной железы.
  • Проведение адъювантной лучевой и химиотерапии снижает частоту местных рецидивов рака молочной железы.
  • Решения о повторном хирургическом иссечении краев с целью достижения широких краев резекции должны приниматься не только на основании ширины краев резекции, но и с учетом биологических особенностей опухоли и других факторов, влияющих на выбор тактики лечения.

Литература/References

  1. Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В., Палтуев Р.М. Биологическое обоснование планирования лечения рака молочной железы. Врач, 2012; 11: 2–4.
  2. Semiglazov VF, Semiglazov VV, Paltuev RM. iological asis of treatment planning for reast cancer. Vrach, 2012; 11: 2–4.
  3. Fisher , Anderson S, ryant J, et al. Twenty-year follow-up of a randomized trial comparing total mastectomy, lumpectomy, and lumpectomy plus irradiation for the treatment of invasive reast cancer. N Engl J Med, 2002; 347: 1233–41.
  4. Klimerg VS, Harms S, Korourian S. Assessing margin status. Surg Oncol, 1999; 8: 77–84.
  5. Morrow M, Harris JR, Schnitt SJ. Surgical margins in lumpectomy for reast cancer-igger is not etter. N Engl I Med. 2012; 367: 79–82.
  6. Taghian A, Mohiuddin M, Tagsi R, et al. Current perceptions regarding surgical margin status after reast-conserving therapy: results of a survey. Ann Surg, 2005; 241: 629–39.
  7. Ananthakrishnan P, alci FL, Crowe JP. Optimizing surgical margins in reast conservation. Int J Surg Oncol, 2012; 2012: 585–670. Epu 2012 Dec 9.
  8. McCahill LE, Single RM, Aiello owles EJ, et al. Variaility in reexcision following reast conservation surgery. JAMA, 2012; 307: 467–75.
  9. Singletary SE. Surgical margins in patients with early-stage reast cancer treated with reast conservation therapy. Am J Surg, 2002; 184: 383–93.
  10. Smitt MC, Nowels KW, Zdelick MJ, et al. The importance of the lumpectomy surgical margin status in long-term results of reast conservation. Cancer, 1995; 76: 259–67.
  11. Houssami N, Macaskill P, Marinovich ML, et al. Meta-analysis of the impact of surgical margins on local recurrence in women with early-stage invasive reast cancer treated with reast-conserving therapy. Eur J Cancer, 2010; 46: 3219–32.
  12. Wapnir IL, Dignam JJ, Fisher , et al. Long-term outcomes of invasive ipsilateral reast tumor recurrences after lumpectomy in NSAP - 17 and - 24 randomized clinical trials for DCIS. J Natl Cancer Inst, 2011; 103: 478–88.
  13. Julien JP, ijker N, Fentiman IS, et al. Radiotherapy in reast-conserving treatment for ductal carcinoma in situ: first results of the EORTC randomised phase III trial 10853. EORTC reast Cancer Cooperative Group and EORTC Radiotherapy Group. Lancet, 2000; 355: 528–33.
  14. Rudloff U, rogi E, Reiner AS, et al. The influence of margin width and volume of disease near margin on enefit of radiation therapy for women with DCIS treated with reast-conserving therapy. Ann Surg, 2010; 251: 583–91.
  15. Dunne C, urke JP, Morrow M, et al. Effect of margin status on local recurrence after reast conservation and radiation therapy for ductal carcinoma in situ. Clin Oncol, 2009; 27: 1615–20.
  16. lair SL, Thompson K, Rococco J, et al. Attaining negative margins in reast-conservation operations: Is there a consensus among reast surgeons? J Am Coll Surg, 2009; 209: 608–13.
  17. Azu M, Arahamse P, Katz SJ, et al. What is an adequate margin for reast-conserving surgery? Surgeon attitudes and correlates. Ann Surg Oncol, 2010; 17: 558–63.
  18. Jeevan R, Cromwell DA, Trivella M, et al. Reoperation rates after reast conserving surgery for reast cancer among women in England: retrospective study of hospital episode statistics. MJ, 2012; 345: e4505.
  19. Rosen PP, Fracchia AA, Uran JA, et al. «Residual» mammary carcinoma following simulated partial mastectomy. Cancer, 1975: 35: 739–47.
  20. Wazer DE, Schmidt-Ullrich RK, Ruthazer R, et al. The influence of age and extensive intraductal component histology upon reast lumpectomy margin assessment as a predictor of residual tumor. Int J Radiat Oncol iol Phys, 1999; 45: 885–91.
  21. Cellini C, Holleneck ST, Christos Р, et al. Factors associated with residual reast cancer after re-excision for close or positive margins. Ann Surg Oncol, 2004; 11: 915–20.
  22. Ratanawichitrasin A, Ryicki LA, Steiger E, et al. Predicting the likelihood of residual disease in women treated for ductal carcinoma in situ. J Am Coll Surg, 1999; 188: 17–21.
  23. Morrow M. reast conservation and negative margins: how much is enough? reast, 2009; 3: S84–6.
  24. Graham RA, Homer MJ, Katz J, et al. The pancake phenomenon contriutes to the inaccuracy of margin assessment in patients with reast cancer. Am I Surg, 2002; 184: 89–93.
  25. Caioglu N, Hunt KK, uchhotz ТА, et al. Improving local control with reast-conserving therapy: a 27-year single-institution experience. Cancer 2005; 104: 20–9.
  26. Fisher , Dignam J, ryant J, et al. Five versus more than five years of tamoxifen therapy for reast cancer patients with negative lymph nodes and estrogen receptor-positive tumors. J Natl Cancer Inst, 1996; 88: 1529–42.
  27. Fisher , Dignam J, Mamounas EP, et al. Sequential methotrexate and fluorouracil for the treatment of node-negative reast cancer patients with estrogen receptor-negative tumors: eight-year results from National Surgical Adjuvant reast and owel Project (NSAP) -13 and first report of findings from NSAP -19 comparing methotrexate and fluorouracil with conventional cyclophosphamide, methotrexate, and fluorouracil. J Clin Oncol, 1996; 14: 1982–92.
  28. Piccart-Gehart MJ, Procter M, Leyland-Jones , et al. Trastuzuma after adjuvant chemotherapy in HER2-positive reast cancer. N Engl J Med, 2005; 353: 1659 –72.
  29. artelink H, Horiot JC, Poortmans PM, et al. Impact of a higher radiation dose on local control and survival in reast-conserving therapy of early reast cancer: 10-year results of the randomized oost versus no oost EORTC 22881-10882 trial. J Clin Oncol, 2007; 25: 3259–65.
  30. Nguyen PL, Taghian AG, Katz MS, et al. reast cancer sutype approximated y estrogen receptor, progesterone receptor, and HER-2 is associated with local and distant recurrence after reast-conserving therapy. J Clin Oncol, 2008; 26: 2373–8.
  31. Nuyten DS, Kreike , Hart AA, et al. Predicting a local recurrence after reast-conserving therapy y gene expression profiling. reast Cancer Res, 2006; 8: R62.
  32. Early Вreast Cancer Trialists’ Collaorative Group, Correa C, McGale P, et al. Overview of the randomized trials of radiotherapy in ductal carcinoma in situ of the reast. J Natl Cancer Inst Monogr, 2010; 2010: 162–77.
  33. Cancer Genome Atlas Network. Comprehensive molecular portraits of human reast tumours. Nature, 2012; 490: 61–70.
  34. Jacoson JA, Danforth DN, Cowan KH, et al. Ten-year results of a comparison of conservation with mastectomy in the treatment of stage I and II reast cancer. N Engl J Med, 1995; 332: 907–11.
  35. Arriagada RMG, Rochard F, et al. Conservative treatment versus mastectomy in early reast cancer: Patterns of failure with 15 years of follow-up data. Institut Gustave-Roussy reast Cancer Group. J Clin Oncol, 1996; 14: 1558–64.
  36. van Dongen JA, Voogd AC, Fentiman IS, et al. Long-term results of a randomized trial comparing reast-conserving therapy with mastectomy: European Organization for Research and Treatment of Cancer 10801 trial. J Natl Cancer Inst, 2000; 92: 1143–50.
  37. Veronesi U, Cascinelli N, Mariani L, et al. Twenty-year follow-up of a randomized study comparing reast-conserving surgery with radical mastectomy for early reast cancer. N Engl J Med, 2002; 347: 1227–32.

Согласен Данный веб-сайт содержит информацию для специалистов в области медицины. В соответствии с действующим законодательством доступ к такой информации может быть предоставлен только медицинским и фармацевтическим работникам. Нажимая «Согласен», вы подтверждаете, что являетесь медицинским или фармацевтическим работником и берете на себя ответственность за последствия, вызванные возможным нарушением указанного ограничения. Информация на данном сайте не должна использоваться пациентами для самостоятельной диагностики и лечения и не может быть заменой очной консультации врача.

Сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies, а также с обработкой ваших персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.